Легион Космического Десанта Тысячи Сыновей
( ИГРАЯ ТЫСЯЧЕЙ СЫНОВЕЙ )

Тысяча Сыновей рождены от Магнуса, Примарха-Изменника. Он был гигантом, который имел кожу медно-красногог цвета, ярко красные волосы, и один глаз в центре лба. Некоторые говорят, что его огромные размеры отражали его невероятный интеллект, а единственный глаз его целеустремленность. Во времена Крестового Похода он был самым хитроумным из Примархов, и более других подозреваемым в порче. Всю свою жизнь он слышал соблазнительный шепот Хаоса.

Происхождение

После того как Примархи были таинственным образом рассеяны по галактике, Магнус попал на удаленную колонию под названием Просперо. Ему не могло повезти более с местом своего падения, циклопический гигант с одним глазом был бы гоним и ненавидим в любом другом Месте. Но на Просперо он попал в окружение родственных душ, он попал в сообщество скрывающихся человеческих псайкеров. И это был не последний раз, когда судьба Магнуса подвергалась тонким манипуляциям.

Изначальные поселенцы Просперо избрали это место за его удаленность от Земли, и потратили не мало усилий для разрыва контактов с остальным человечеством. Единственная крепость-поселение на планете располагалась в глубинах самого массивного горного кряжа планеты. Поддерживаемое обширными подземными гидропонными фермами, и психо-механическими собирателями энергии, это поселение было настоящим произведением искусства. Так называемый Город Света посреди запустения Просперо светился серебренными башнями, тянущимися в небо обелисками и величественными пирамидами. В глубинах тщательно скрытых реклюзиев жители Города Света полностью отдавали себя поискам знания и совершенствованию мутации, которая отделила их от остального человечества: своих развивающихся психических способностей.

Легенды гласят, что Магнус пришел как феерическая комета, которая, проткнув тонкую атмосферу Просперо, упала на центральной площади Города. Уязвимость поселения от пришельцев сверху была показана этим пришествием Магнуса, но адепты тайного знания не поняли предупреждения, за что в дальнейшем дорого заплатили. Магнус стал настоящим подарком для ученых поселения. Возможно, они узнали в нем родственную душу, мутанта среди мутантов. Возможно, они распознали его потенциал. Известно, что Примарх очень быстро проявил способности, которые заставили его учителей бежать от других людей, и что очень быстро он поставил эти способности под свой полный контроль. Магнус очень быстро постиг все глубины псайкерских наук, быстро превзойдя своих мастеров по силе.

Магнус вырос гигантом, как в плане силы и мудрости, так и в плане физическом. И пришел тот день, когда Магнус открыл свой единственный глаз для Эмпириана и вместо того чтобы направлять силу Варпа, взглянул туда, и жизнь на Просперо изменилась навеки. Сразу же его единственный глаз прозрел это место силы, и из студента Магнус Рыжий превратился в абсолютного Мастера.

Варп является местом не более безжизненным, чем материальный мир, и присутствие такого могучего психического потенциала не прошло незамеченным. Более чем одна сущность почувствовала его присутствие через Имматериум. Более чем одна прибыла на Просперо для того чтобы найти его.

Апокриф Скароса описывает день прибытия Императора на Просперо:

"Они казались старыми друзьями, как будто были знакомы много лет. Устрашающий внешний вид не отвратил Императора Человечества от Магнуса, он провозгласил его своим сыном и принял в свои объятия."

Утверждается, что встреча лицом к лицу Императора и Примарха была всего лишь формальностью, их разумы задолго до этого нашли друг друга через Варп.

Для этого путешествия Император избрал воинов пятнадцатого Легиона Космических Десантников, созданных из генетического семени самого Магнуса.

Апокриф описывает момент когда Примарх и его Легион объединились:

"Потерянный в Варпе Примарх слышал своего Императора и его ответ был прост: "как я стал твои сыном, так они станут моими". Он опустился на колени и в этот момент принял под свое командование Пятнадцатый Легион: его Тысячу Сыновей".

Нахождение Примарха не могло быть более своевременным для Легиона. Созданный из генокода Магнуса, Легион жестоко страдал от психических мутаций; от угрозы, с которой молодой Империум не мог справиться. Чистый прагматизм оправдывал существование людей, которые имели так называемый "Ген Навигатора" и принадлежали Домам Навигаторов (Навис Нобилитэ). 'Третий глаз' позволял Навигаторам прокладывать курс через Имматериум, но многие также считали, что неконтролируемый характер человеческих мутаций является серьезной внутренней угрозой человечеству. И целый Легион потенциальных мутантов был самой большой проблемой. Пятнадцатый Легион жестоко страдал от мутаций и случайных проявлений психических способностей, но те, кто сумели пережить все эти проблемы и ставили под контроль свои способности, становились самыми могучими библиариями своей эпохи. Более того, расширяющиеся по всему Империуму антимутантские настроения, которые выливались в кровавые охоты на ведьм, подпитывались тем, что столь жестоко мутирующий Легион до сих пор остается без избранного лидера. Воззвания полностью очистить Империю от псайкеров были не редки, и те из них которые были обращены против десантников Легиона Тысячи Сыновей были самыми громкими и требовательными. Магнус прибыл как раз во время, чтобы спасти свой Легион от уничтожения.

Перенеся базу Легиона на Просперо, Магнус целиком обратился к изучению путей псайкера и контролированию мутаций своих Сыновей. Некоторые ученые, особенно среди библиариев некоторых Орденов Космических Десантников, утверждают что именно в это время другая линия была пересечена. Столкнувшись с трудностями в контролировании мутаций и психических сил целого Легиона, Магнус начал искать более легкие и более опасные пути. Многие даже считают, что такой линии никогда и не было, еще до прибытия Магнуса на Просперо его жители изучали и практиковали различные виды темного искусства. И его знание этих предметов было предопределено. И в свете всепожирающего стремления Магнуса к знаниям это должно было свершится рано или поздно. Когда это случилось в точности сказать сложно, но в прекрасный момент Магнус и его Тысяча Сыновей вышли за пределы науки и психической дисциплины и стали практиковать колдовство. Разница не очень заметна на первый взгляд. Магнус присоединился к Крестовому Походу со страстью. Он и его Легион, бок о бок с Императором и другими вновь обнаруженными Примархами, вели силы человечества в галактический завоевательный поход, постепенно удаляясь от Терры, освобождая давно забытые колонии, и захватывая миры к вящей славе Империума.

То что Тысяча Сыновей нередко достигали победы через хитрость и искусство обмана, а не благодаря боевой доблести по первоначалу оставалось незамеченным. В конце концов, победа есть победа. Но чем больше рос Империум Человечества тем больше становилось сопротивления Великому Крестовому Походу. Когда Космические десантники и полки Имперской Гвардии высаживались на планеты, они ожидали обнаружить потерянные колонии людей, но нередко встречали рабов таинственных силы, полностью враждебных и не понятных им. Эти культы, рабы сущностей варпа, нередко владели магическими силами, и многие видели в силах врагов человечества, подобие тех сил которыми владели Магнус и Тысяча Сыновей. Многие питали глубокое недоверие к методам Сыновей. И первым среди них был Мортарион, мрачный Примарх Гвардии Смерти, который из своего темного прошлого знал, что магические силы никогда не даются даром. Леман Русс, Примарх Космических Волков, в глазах которого победа всегда должна достигаться доблестью и силой оружия, и который считал методы Тысячи Сыновей недостойными чести Десантника, также возвышал свой голос в осуждении Тысячи Сыновей. Раскол разросся столь широко, что грозил самой основе нового молодого Империума, и было решено собрать совет, который должен был решить эту проблему раз и навсегда. Обе стороны собрались на большое собрание, на планете Никаэа, в большом амфитеатре, который вмещал десятки тысяч и сам Император возвышался на троне между ними как судья. Здесь, под звездным светом Охотники на ведьм предъявили свои доводы. Они читали хроники событий, описывали тот вред, который наносился колдовскими силами последователей хаоса верным подданным Императора, о мутантах которые не могли сдержать свои способности, о деспотах, которые оборачивали свои дары для темных и эгоистичных дел. Против этих обвинений выступил сам Магнус.

Он взошел на подиум в тишине, сам его вид как будто подтверждал то, что говорили охотники на ведьм. Но когда он начал говорить, стало понятно, что мало кто может избежать харизмы и убедительности слов Примарха. Он говорил о том, что никакое знание не может быть злом само по себе, и никакая погоня за знаниями не может быть нечистой, до тех пор, пока искатель чист в сердце и владеет тем, что он знает, а не наоборот. И, в конце сказал Примарх, нет такого знания которое не смогли бы постичь Тысяча Сыновей и нет путей которые были бы слишком сложны для них. Его выступление разделило совет еще более непримеримым образом.

Охотники на ведьм еще более сплотились и единым фронтом выступили со своим обвинениями, но их голосов было недостаточно для того чтобы превзойти тех, кто стоял на стороне Примарха Тысячи Сыновей. Собрание открыто обсуждало, сможет ли сам Император, принять решения, против одного из своих детей.

Напряжение стремительно нарастало, приближаясь к острию насилия, когда к трону Императора приблизилась делегация Библиариев, среди которых были высшие из многих Легионов. Император позволил им говорить, кивком, заставив замолчать остальную аудиторию. Библиарии выстроились полукругом перед троном, символизируя этим то, что они говорят одним голосом, но озвучивать их позицию они предоставили молодому Эпистолярию. Он говорил с яростной страстью, и его слова дали совету третью возможность разрешить конфликт. Псайкер, говорил он, подобен спортсмену, способности которого требуется тренировать и оттачивать. Псайкерство не может быть злым по натуре. Но колдовство это сила, за которую следует торговаться, и не один человек не может быть до конца уверенным в том, что он получит то, что просит, и не будет обманут сущностями варпа. Остальные Библиарии объединились за его спиной, и провозгласили, что псайкерство должно стать еще одним инструментом в руке человечества, оттачиваемом верой и тренировками. Колдовство же должно было быть запрещено, как преступление против Империума и Императора.

Компромисс предложенный Библиариями давал обеим сторонам возможность соглашения, и казалось что это именно то, чего ждал сам Император. Император принял решение Библиариев и своим словом возвел его в ранг закона. Эдикт Ниакея до сих пор является образцом имперской политики в отношении псайкеров и псайкерства.

Но это было не то решение, которое могло удовлетворить Магнуса. Гримуар Еретикус описывает яростное противостояние отца и сына, когда сам Император пресек попытку Магнуса покинуть зал в знак протеста против решения. Он воспретил Магнусу более практиковать колдовство и магию, и поиск любого магического знания. Лицо Магнуса стало мрачным как старый камень, когда он услышал приказ отца. Он был на гране срыва прямо там в зале, но в конце концов склонился и принял приказ Императора, подчинив ему себя и свой Легион. Ни Примарх, ни Император не знали, что эта встреча лицом в лицу будет последней и что ныне начали раскручиваться события, которые приведут к предательству, кровопролитию и боли.

Предательство

Но угроза, которая была разрешена на совете, служила только маской для более глубокого и темного предательства. На Давине, события пришли к своему трагическому завершению, когда Гор, первый среди равных, пал жертвой хитроумных манипуляций Хаоса. Эта угроза не могла быть разрешена дебатами или декретами. Порабощенный силами Хаоса, Гор вышел из событий на Давине готовый сделать не что иное, как полное уничтожение Империума. Его собратья по Легиону упорно принимали его сторону, даже против своего божественного создателя, и Гор готовился напасть на собратьев Примархов и самого Императора под покровом неожиданности. Он был прекрасным стратегом и верил в то, что его манипуляции предусмотрели все возможные варианты развития событий. Он не предусмотрел только одного. Несмотря на запрет своего отца Магнус не отвратился от темного искусства магии.

В своем убежище на Просперо своим варп-видением, Магнус видел ту клятву верности силам Хаоса, которую дал Гор на диких полях Давина. Предательство Гора было раскрыто, все его детали предстали перед Магнусом кристально чистыми. Он видел могучие силы Хаоса и человеческие слабости Фулгрима из Детей Императора и Ангрона из Пожирателей Миров, на которых мастерски играл Гор. Он видел ловушку, которую расставлял Гор для Ферруса Мануса, Вулкана и Коракса и их Легионов на Истваане V. Он видел как самая могучая твердыня верности Императору, Ультрадесантники, были мастерски удалены от театра основных событий. Единственный в галактике, яснее чем, наверное, сам Гор, Магнус понял и осознал все обстоятельства предательства Гора.

Многие в последствии считали, что если бы Магнус погрузился со своими Сыновьями на корабли и отправился бы на помощь Земле на перехват Гора, он мог бы изменить ход Ереси. Но Магнус знал, что натура варпа изменчива и он мог не успеть во время. И он пошел более сложным и опасным путем. Примарх никогда не верил в то, что волшебство может быть злым само по себе, и он преступил свою клятву перед Императором, ради того чтобы предупредить его.

Владея своим видением, и имея возможность предупредить Императора о предательстве и войне, Магнус считал, что имеет доказательство того, что его магия полезна и нужна. Вместе со своими волшебниками он сотворил могучее заклинание через время и пространство. Он пронзил все защитные знаки Императорского дворца и предстал в своей магической форме перед Императором и донес до него предупреждение о предательстве, и назвал Гора как вождя восстания.

Это был момент триумфа Магнуса и его оправдания. Только сила волшебства Магнуса открыла предательство и указало на змею. Теперь Император несомненно увидит его ценность. Но вместо этого Император обвинил самого Магнуса и его назвал предателем. Он указал, что обвинения своего собрата Примарха в предательстве доказывает предательство самого Магнуса. Стремление Магнуса получить запретные знания само по себе стало доказательством того, что Магнус пал жертвой тех сил, от использования которых его предостерегал Император. Самые худшие страхи Императора о душе циклопического Примарха подтвердились.

Содержание предупреждения Магнуса было полностью проигнорировано. Говорят, что Император разорвал контакт с такой силой, что предохраняющие знаки Императорского дворца запылали белым светом и распались в прах. Рядом с Императором стоял Русс, который едва сдерживал гнев от деяний своего собрата Примарха. Император повернулся к нему, и он знал -его приказ будет исполнен дословно и со страстью. Он приказал Космическим Волкам обрушиться на Магнуса и его воинов-колдунов.

Только те, кто самолично наблюдал события тех далеких дней, достоверно знают о том, что произошло в то время когда Космические Волки обрушились на Просперо, так как дошедшие до нас письменные источники существенно расходятся в описаниях. Эпическая сага, Плачь по Просперо, рассказывает от том, что Волки в течении многих дней подвергали Просперо орбитальной бомбардировке, а затем на планете разразилась грандиозная многодневная битва, в которой обе стороны понесли огромные потери. С другой стороны, один из самых популярных среди Волков устных эпосов описывает события совсем в другом ключе. Он гласит, что Волки застигли Сыновей врасплох, и, обрушившись на Город Света сверху, как Магнус до них, превратили его в руины за одну ночь, полную сражений и крови. Одна ночь горящих библиотек, рушащихся башен и дикого, примитивного насилия полностью совпадает с общепризнанным образом Волков. Но эпос не объясняет только одного: как планета полная магов, которые могли пронзать своим видением пространство и время, заглядывать в будущее, могли пропустить приближающийся к ним флот, и оказаться столь бессильными перед Волками. В действительности как, если только темные силы, которые дали Сыновьям эти способности не пожелали им показать угрозу. Разграбление Города Света стало невероятным ужасом для ученых Тысячи Сыновей. Волки проложили кровавый и огненный путь через город, уничтожая убежища и лаборатории, зажигая на площадях огромные костры из книг и древних манускриптов, уничтожая уникальные артефакты ударами мечей. И, несмотря на различия в описаниях событий разными источниками, все из них описывают встречу Магнуса и Лемана Русса лицом к лицу, циклопического гиганта и дикого берсеркера, на руинах города. Битва Гигнатов, записанная инквизитором Басталеком Гримом на основе устных преданий Волков, так это описывает:

"И вышел Магнус Красный на поле битвы, заставляя разоренную землю дрожать под его шагами. Русс отважно напал на багрового гиганта и поднял его над землей. Король Волков переломил спину Циклопу и все Тысяча Сыновей вокруг, увидев падение своего Примарха, бежали в страхе. Но когда Русс поднял свое Лезвие Холода Мьялнир для смертельного удара, Магнус произнес слово силы и исчез в земле"

То, что произошло потом, в конце дикой ночи смерти и разрушения, существенно различается от источника к источнику. Каким-то образом Магнус сумел лишить Русса полной победы и, в конце концов, заплатил ту цену за свою силу, от которой его предостерегал Император.

Всё что было важно для него теперь разрушалось на его глазах, и Магнус обратился к тому кто, как он знал, мог ему помочь. Магнус прозрел Варп и там он нашел знание, которое искал. Его волшебники, его возлюбленный Легион, всё то бесценное знание, которое они накопили за многие века исследований, все еще могло быть спасено. Он обнаружил, что решение смотрит в ответ на него, как будто оно всегда было там, наблюдая за ним и изменяя его исподволь для своих целей. Это было само воплощенное колдовство, которое обещало знания, силу и спасение. Но Магнус более не был хозяином знания, как он себе представлял, он был слугой. Говорят что Магнус на мгновение засомневался, но снова взглянув на свой город, который горел по приказу его отца, он отбросил сомнения и изменил свою преданность раз и навсегда.

В одно мгновение, Город Света, его серебренные башни и огромные библиотеки, весь Легион Тысячи Сыновей исчез с лица Просперо и Империума навечно. Когда Магнус и его Тысяча Сыновей снова появились в поле зрения имперских летописцев, они сражались рука об руку с Гором на Истваане V. Магнус стал Демоном-Принцем (Князем Тьмы) Бога Хаоса Тзинча, Повелителя колдовства, Изменяющего Пути. Битва за душу Примарха закончилась, и многие остались в сомнениях, была ли эта битва вообще.

Правило Ахримана

Тысяча Сыновей были почти уничтожены неконтролируемыми мутациями во времена до появления Магнуса. Даже то спасение от этой угрозы, которое принес Магнус, не было полным, и требовало постоянных усилий и бдительности. Ужас от судьбы погибнуть в мутациях никогда не покидал самых старых членов Легиона, и этот страх усиливался, когда они видели что происходит в рядах других Предавших Легионов. Они посвятили себя служению Мастеру Тзинчу и на время он защитил их от такой судьбы. Даже после того как Ересь провалилась и Тысяча Сыновей были вынуждены бежать вместе со своими собратьями в Глаз Ужаса, благорасположение Тзинча оставалось с ними. Но боги Хаоса непостоянны, и сразу поле того, как Тысяча Сыновей отправились к своей новой планете в пределах Глаза Ужаса, которая позднее получила наименование Планета Колдунов, Изменяющий пути начал менять их. Гротескные мутации, такие, какие предпочитал Изменяющий Пути стали появляться в Легионе. Многие воспринимали это как знак свой новой судьбы, и несли такие мутации с гордостью, но для старших офицеров Легиона это было знаком того, что их ни во что не ставят. Все жертвы, потеря Просперо, кровопролитие Ереси ни к чему не привели. Вечный поиск знаний привел к тому безумию и мерзости, которых они всегда страшились.

Кабала самых могучих колдунов Легиона, под предводительством Ахримана, Высшего Библиария Тысячи Сыновей и самого доверенного из слуг Магнуса, решили убрать изменения, несомые мутациями. Они заложили основы могучего заклинания, и скрыли свою работу от глаз Магнуса, так как не были уверены в том, что он одобрит такой рискованный шаг. Заклинание должно было смыть все мутации боевых братьев, и сделать Сыновей иммунными к изменяющему эффекту Хаоса. Гримуар Еретикус говорит о том, что это было заклинание такой огромной силы, что даже ужасные демоны варпа, в страхе бежали перед огромным ураганом магической энергии, который выпустил Ахриман и его кабала. Планета Колдунов укуталась голубыми и желтыми облаками, и ветвистые молнии рыскали по поверхности, нанося удары по мутировавшим десантникам, до тех пор, пока сам Магнус не был вынужден вмешаться.

Последствия были далеко не такими, на которые рассчитывала кабала. По всей Планете Колдунов боевая сила Тысячи Сыновей была полностью уничтожена - и закреплена навеки. Тысяча Сыновей стали иммунны к мутациям, потому что только плоть можно подвергнуть ей, а все десантники стали только прахом, заключенным в своих магическим образом закрытых силовых доспехах. Каждая щель, сочленение и соединение доспехов, были запечатаны адским огнем, навеки заточив души десантников в них. Практически весь Легион Магнуса был обращен в неумолимые автоматы на всю их оставшуюся жизнь. Магнус был в ярости. Легион принес все в жертву ни за что. Поиск знаний, который был главным смыслом жизни всех собратьев, был закрыт для них навеки. Из-за своих собственных действий большинство учёных Легиона теперь с трудом могли просто мыслить.

Все, что Магнус делал в свой жизни, все, чем он пожертвовал, каждое критическое решение в свой жизни, Магнус принимал на основании двух глубоких убеждений: что знание чисто само по себе и что он его повелитель. Теперь его дом был уничтожен, его отец стал его заклятым врагом, его Легион превратился в прах, и Магнус впал в глубины отчаяния. Бросив взгляд на уставший от войны и слабый Империум Человечества, Магнус, как Гор до него, поклялся утопить галактику в огне.

Родина

Просперо был избран своими оригинальными обитателями по одной единственной причине, из-за его удаленности. Удаленный от всех торговых путей галактике, и не имеющий никаких ценных ресурсов, мир Просперо был годен только для одного, на нем было хорошо прятаться. И, в конце концов, даже спрятаться на нем не удалось. Теперь этот мир лежит в руинах и объявлен Недоступным эдиктом инквизиции. Несмотря на тысячелетия плавания через варп, город Света уцелел и в конце пути нашел свое пристанище на планете в Глазе Ужаса, которая известна как Планета Колдунов. Это место наполнено демоническими облаками, которые пропитаны магической энергией.

Многочисленные башни возвышаются из горных кряжей или из озер расправленной лавы, как подобие серебреных шпилей Города Света, до того как он пал. И самым могучим сооружением является Башня Циклопов, которая, по слухам, столь велика, что может быть увидена из космоса невооруженным глазом. На вершине башни установлен огромный Варп-Глаз, через который Магнус прозревает будущее. Сам Город Света был изменен колдунами Тысячи Сыновей и был превращен в огромную космическую крепость, которую они используют дня нападений на Империум Человечества.

Боевая доктрина

Тысяча Сыновей известны тем, что по возможности избегают ближнего боя, полагаясь на огневую мощь, но превыше всего на волшебство и магию. Хитрость, обман, введение в заблуждение, вот те методы войны которые они используют, и все их лучше использовать на расстоянии. Нередки случаи, когда подразделения Тысячи Сыновей приближаются под покровом иллюзий и магии, там где другие Легионы платили бы большой кровью.

Правило Ахримана немногое изменило в боевой доктрине. По сию пору Лорды Колдуны Тысячи Сыновей используют своих призрачных собратьев как основу для огневой мощи, выстаивая вокруг них хитроумные комбинации, и соединяя свои планы могучим волшебством.

Организация

Магнус возлагал большое доверие на своих учеников, считая, что он учил их хорошо, и могучие волшебства дают им достаточно инструментов для того чтобы действовать независимо. Поэтому ещё до Ереси взводы Тысячи Сыновей велись в бой не ветеранами сержантами, а теми, кто проявлял психические способности.

Эти младшие волшебники вместе с командованием войсками проходили также учебу в магических науках, и несмотря на свое предназначение стать волшебниками, они имели также немалый опыт командования людьми на поле боя. В Легионе для любого кто не обладал психическим способностями был закрыт путь в высшие командные эшелоны, и таким образом полевыми командирами Тысячи Сыновей становились колдуны и библиарии. С самого своего основания Легион был невелик числом, и выработал свою тактику боя, которая опиралась на небольшие подразделения, которыми командовали колдуны, имевшие гораздо больше независимости от своего Примарха, чем Легионеры других Легионов. Эта командная практика сохранилась по сей день, когда небольшими бандами командуют самостоятельные волшебники, к большому сожалению Империума.

Верования

Для Примарха Магнуса знание было силой. Он считал, что нет такой дисциплины, которую он не мог бы постичь в совершенстве, ни секрета, который он не мог бы раскрыть и заставить служить своим целям. Для Тысячи Сыновей знание стало спасением, умением контролировать нестабильные силы, полученные в наследство от генов Примарха. Каждая книга была священной, каждый текст был достоин изучения, каждый документ был ценным ресурсом. Высшим же знанием была магия, путь к финальному посвящению, ключ к власти над вселенной. До Ереси на публике Тысяча Сыновей проявляли показной догматизм, давая клятвы верности и распевая имперские гимны. Они сражались за расширение царства Императора, но как показало их клятвоотступничество, высшая верность их была не с Императором, а с Примархом. Когда высшая мудрость ускользнула от Магнуса, и он попал в лапы Тзинча, те кто верили, как и он, не могли не пасть вместе с ним.

Генокод

Из всех Примархов Магнус Красный подвергся наибольшей мутации, как физической, так и психической, и Легион созданный на основе его генокода, также жестко страдал от мутаций. При этом легионеры имели гораздо больший процент десантников с психическими силами разного уровня. Ранее, до Ереси, Легион имел также не очень большой, но заметный процент тех, кто имел мутации физические. После клятв верности Тзинчу количество физических мутаций возросло до невероятных масштабов. Правило Ахримана положило конец мутациям среди десантников, но волшебники, которые правят Легионом, все ещё живут во плоти, и несут генокод своего Примарха. Они с гордостью несут гротеские мутации Тзинча, как знак благорасположения своего покровителя.

Боевой клич

Призрачный шепот: "Всё - прах!".