Орден космического десанта Имперских Kулаков
( ИГРА АРМИЕЙ ИМПЕРСКИХ КУЛАКОВ )

Орден Имперских Кулаков - самый почтенный из Орденов Космического Десанта. Их преданность Императору не подлежит сомнению. Они являются одним из основных абсолютов Империума. Их репутация борцов с врагами Империума является непревзойдённой, что является причиной их собственного самоутверждения. Десантники этого Ордена добывали себе честь в боях с восемью основными расами инопланетян. Они являлись той деталью, которая помогала Империуму держаться в самые тёмные времена. Имперские Кулаки даже получили возможность (и с честью выполнили её) защищать Имперский Дворец во время великой битвы Ереси Гора.

Происхождение

Великий Крестовый Поход достиг системы Ледяных Ульев Инвита, когда Рогал Дорн впервые отрекомендовался перед Императором. Он прибыл на борту Фаланги, огромной передвижной космической станции, которая впоследствии служила Имперским Кулакам в качестве крепости-монастыря. Корабль, представлявший собой произведение искусства, невиданное со времён Тёмного Века Технологий, был подарен Императору. Он обладал размерами небольшой луны, его борта могли принять множество лёгких крейсеров, а верхняя палуба представляла собой средоточие многочисленных башенок и контрфорсов. Корабль сиял, как звезда, являя собой прекрасное творение рук человеческих времён величайшего Крестового Похода. Император встретил Рогала Дорна со всеми почестями, и назначил его командующим седьмым Легионом Космических Десантников - Имперскими Кулаками, а Фалангу отдал в качестве Крепости-Монастыря.

Седьмой Легион формировался на Терре, благодаря чему, он ранее носил имя "Римский", название и керамитовую иконку которого теперь можно найти разве что во Внутреннем Реклюзии. Большое подкрепление Седьмой Легион получил на Инвите, и с этого момента жители этой планеты составляли в нём около 70%. Поэтому, чистые Имперские Кулаки составляли там редкое (но уважаемое) меньшинство, к которому, кстати, принадлежал и Примарх Ордена. Именно Примарх и его родной Орден быстро сформировали основной костяк этого Легиона. Выращенный из одного и того же генокода, Примарх и его Легион обладал несокрушимой дисциплиной и безоговорочно исполнял приказы.

"Разве нам жаль, того, что мы потеряли? Нет! Мы - Кулаки! Нам не нужно спать в стасисе или источать яд. Мы предназначены для того, чтобы давить врага."

Учение Реторика

Небольшая часть Терранских Боевых Братьев сохранила традиции дуэлей чести, которые вскоре распространились по всему Легиону. В соответствии с правилами чести, Братья до сих пор сражаются мечами. Никто не знает, когда именно в истории человечества возник этот вид ритуального поединка, но он сплачивает братьев, давая дополнительную возможность добиться славы, напоминая им об их Терранских корнях, в какой бы точке космоса они ни находились.

Первые столкновения Легиона с противником были весьма успешными; по мере того, как Великий Крестовый Поход продвигался по галактике, Имперские Кулаки играли роль стратегического резерва для войск Императора. Будучи способными быстро высадиться и немедленно вступить в бой, Имперские Кулаки наносили противнику ощутимые повреждения в каждой битве. Их способность к детальному планированию операций позволила им эффективно участвовать во многих осадах, а благодаря своей непоколебимой стойкости, они являлись непревзойдёнными бойцами в городах. Во время проведения всей кампании, они оставались личной Гвардией Императора, а когда вернулись на Терру, отстроили столицу, из которой Император правил миллионами миров, и куда он взял с собой Рогала Дорна. Дорн был назначен ответственным за фортификацию Имперского Дворца, честь, которая не осталась незамеченной для остальных Примархов.

Однако Рогал Дорн не искал особого расположения Императора, и не считал, что своим приказом Император оказал ему какую-то особую честь. И хотя большая часть Примархов продолжала уважать его, некоторые начали завидовать ему. На Макрагге, родине Ультрадесанта, статуя Дорна стоит рядом со статуей Жиллимана, в Холле Героев, и входит в состав четвёрки величайших статуй. Джагатай Хан, как жест вечного братства, незадолго после победы над Гором, подарил ему дюжину отборных скакунов. В то время такие подарки были распространённым явлением. Соперничество Дорна с Пертурабо в счёт не шла, составляя единственное исключение. Одним из качеств Дорна в то время, была его неспособность говорить ложь. На Скраванне, Железные Воины выиграли величайшую битву, когда штурмовали последний оплот Бадуна. Они пробили брешь в обороне и держали позицию до тех пор, пока другие Легионы не захватили город. Во время победного пира, Гор провозгласил Пертурабо величайшим мастером осадной войны Крестового Похода. Фулгрим, Примарх Детей Императора тогда спросил у Дорна, сможет ли Имперский Дворец выдержать осаду Железных Воинов. Дорн осторожно ответил, что если оборону вести разумно, то она сможет выдержать атаку любого противника. Пертурабо очень разозлился, и излил на Дорна поток желчи, обвиняя его столь яростно, что все, находящиеся в зале, онемели от удивления. После этого случая, эти двое редко разговаривали друг с другом, и ни Легион Железных Воинов, ни Легион Имперских Кулаков не участвовал одновременно в одной кампании. Имперские Кулаки сражались на стороне Императора, а Железные Воины примкнули к свите Гора.

После победы Имперских Кулаков в развалинах городов Некромунды над Орками, Правители Городских Ульев постановили в награду Десантникам поставлять им рекрутов из числа молодёжи. Была даже сооружена Крепость-Часовня, но Имперские Кулаки присутствовали на этой планете не в качестве правителей, а в качестве гостей. Рогал Дорн не требовал ничего с тех миров, которые были удостоены чести поставлять его Ордену новобранцев. В отличие от него, Пертурабо никогда не упускал возможность взимать со своих миров налоги. Широко известно высказывание Дорна: "Я хочу лишь набирать рекрутов, вассалы мне ни к чему", поэтому предпочитал держать Легион на планете сугубо в качестве военного подразделения без гражданской ответственности, которую требует планета-родина.

Ересь Гора

Когда на Истваане произошла знаменитая резня, которая положила начало предательству Гора, Император, вместе с верным Дорном, находился на Терре, с тем, чтобы Гор не смог занять трон Империума, не бросив при этом ему вызов. Имперские Кулаки вместе с Белыми Шрамами и Кровавыми Ангелами составили оплот обороны Императорского Дворца, битва за который впоследствии вошла в историю. После кровопролитного сражения, когда, казалось, всё было потеряно, Имперские Кулаки вместе с Императором приняли последний бой на боевой барже Гора. На долю Дорна выпало обнаружить тела Императора, Сангвиния и Гора, когда драма была уже разыграна. Горе его не знало границ. До этого момента, Дорн был справедливым, честным и терпеливым воином, теперь он превратился в сына, мстящего за своего отца. Пока Ультрадесантники поддерживали порядок в Империуме, Имперские Кулаки выслеживали предателей, сравнивая с землёй крепость за крепостью. Одетый в чёрные траурные одежды, их возглавлял сам Дорн. Он отложил на время своё знаменитое милосердие, уничтожая всех виновных, кого только мог найти. Пока остальные создавали новый Империум, Дорн был полностью поглощён искоренением предателей. Поговаривали о том, что он считал гибель Императора, как своё личное поражение, поэтому выступил в крестовый поход в качестве наказания для самого себя. Ведь, разве не были предатели его братьями! В конце концов, Дорна отозвали обратно на Терру, где Робаут Жиллиман, Примарх Ультрадесанта представил на рассмотрение свой Кодекс Астартес (Кодекс Десанта), как будущее развитие всех Космических Десантников.

Дорн был потрясён новым Кодексом. Его поиск искупления помешал ему трезво осмыслить новые времена и то, что они несут. Он считал, что создание из его Легиона новых второстепенных Орденов, свидетельствует о том, что Имперским Кулакам не доверяют, подозревая их в том, что, как Легионы-Изменники, они также смогут перейти на сторону зла. Прекратив участие в кровопролитных сражениях, Имперские Кулаки оказались на краю пропасти - Император погиб, и теперь они не понимали, ради чего им жить. В это время, Железные Воины бросили Кулакам открытый вызов, построив на одной из планет огромную крепость и вызывая Дорна на бой.

Железная Клетка

"Боль - это вино причастия с героями "

Учение Реторика

Капелланы Имперских Кулаков учат, что Дорн нашёл силу в медитации. В течение семи дней, он терпел страдания в перчатке боли, и после этого к нему пришло видение Императора. Вера Имперских Кулаков напрасно дрогнула, Император вовсе не погиб, теперь Дорн узнал, что Император продолжает наблюдать за ними с Золотого Трона. Имперские Кулаки больше не должны были служить тому Императору, которого они привыкли видеть, но они всё ещё могли верить в него и продолжать его дело. Рогал Дорн решил, что Легион Имперских Кулаков должен символически пройти через перчатку боли, чтобы затем выйти из неё в качестве Ордена. Но Дорн знал, что многие его Боевые Братья не согласятся на организацию новых Орденов, как это сделали Ультрадесантники. Слишком много воинов предпочтут смерть, расщеплению легиона на новые ордена. Оставив борт Фаланги, он повёл этих преданных Десантников на крепость Железных Воинов.

Дорн больше не желал мстить, теперь он просто сконцентрировался на враге. Пертурабо был мастером фортификаций, труды которого сохранились в Кодексе, составленном Жиллиманом. Дорн был возмущён до глубины души поступком Пертурабо. Железные Воины восстали против Императора и теперь были потеряны для своих братьев. Повелитель Железных Воинов был фактически мёртв, а Император продолжал править. Но несмотря на это, Железные Воины снова подняли свои еретические знамёна на другом Имперском мире, и нагло обосновались там, как будто этот мир всегда принадлежал им. Дорн не желал этого терпеть. Без предварительной подготовки и планирования кампании, Дорн повёл своих людей в самое сердце защитных укреплений Железных Воинов. Битва велась на условиях выгодных, прежде всего Железным Воинам, но Кулаки продолжали наступать. Они отражали каждую атаку из засады и пробивались через каждую ловушку. Рогал Дорн стоял среди своих солдат, как колосс, лично отражая атаку за атакой противника. Патроны закончились, Братья продолжали сражаться в заполненных кровью окопах только боевыми ножами, не отступая ни на шаг. Вскоре стало понятно, что Железным Воинам так и не удастся победить их. Не взирая на свои умения и свирепость, Железным Воинам не доставало веры, чтобы принести всё во славу победы. Когда они в смятении прекратили атаки, внезапно высадились Ультрадесантники. Жиллиман заявил, что уничтожение Пертурабо не стоило потери в бою Рогала Дорна, и бросил свой Орден на прикрытие отступления Кулаков.

БИБЛИАРИЙ ФРАНЦ ГРЕНШТЕЙН

Щёки смуглокожего Гренштейна сплошь пересечены дуэльными шрамами. Характер имеет крепкий и твёрдый, способен брать ответственность за любую военную операцию подотчётных подразделений Имперских Кулаков, независимо от того, была ли это физическая или психическая угроза. В тех редких случаях, когда Имперские Кулаки сталкивались с войсками Хаоса, бдительный Библиарий следит за тем, чтобы они смогли восстановить ментальное равновесие, и не поддались вездесущему влиянию этой заразы.

Поддерживаемые ими Имперские Кулаки немедленно начали перегруппировываться. Следующие двадцать дней они отступали, их наследные Ордена заняли их место на поле боя. Это время относительного спокойствия Дорн использовал, чтобы объяснить своим солдатам пользу нового Кодекса Астартес. Когда Кулаки снова вступили в бой, их выполнение устава Кодекса уступало только Ультрадесанту.

Новый Империум

Позже, уже в процессе реорганизации, Космические Десантники из Ордена Имперских Кулаков основали Чёрных Храмовников, Багровых Кулаков и Пьющих Души. После того, как сам Дорн согласился на создание Орденов Второго Основания, Высшие Лорды Терры вздохнули с облегчением. Так как фактически у Кулаков не было собственной планеты-родины, а основная часть войск располагалась на мобильной Крепости Ордена, им было намного легче прибывать на планеты, которым была необходима их помощь. Более того, Рогал Дорн, в отличие от других Примархов, никому никогда не отказывал в помощи, что создало ему прекрасную репутацию по всей галактике. Когда наступила Эра Отступничества, никто из сторонников не решился рискнуть своей хорошей репутацией с Орденом, что фактически помогло им выиграть кампанию против Эбеновой Лиги. Фактически Имперские Кулаки выступили тем связующим звеном, которое позволило объединить разрозненные силы Империума и создать общую коалицию против еретиков. Если бы не они, враги легко перебили бы сторонников.

ВЕЛИКИЙ МАГИСТР ОРДЕНА
ВЛАДИМИР ПУХ

Хотя он и не являлся харизматическим лидером, Владимир Пух прославился как Магистр Ордена, который разрабатывал самые детализированные и подробные кампании Имперских Кулаков. Кроме того, он обладал потрясающей интуицией касательно кандидатур, которые следует отбирать для критических миссий, - его способности в этом уступали только придирчивым тестам Библиариев. Как результат - когда начиналось сражение, Магистр мог преспокойно сражаться в составе своего резервного отряда Ветеранов, будучи абсолютно уверенным, что его подчинённые из других подразделений не запятнают честь Ордена.

Рогалу Дорну довелось пережить почти всех своих братьев Примархов, и потеря каждого из них болью отражалась в его душе. И чем меньше оставалось Примархов, тем большее, какое-то нездоровое поклонение к ним испытывали. Император находился на далёкой Терре, и некоторые удалённые системы принялись даже обожествлять Примархов, которые находились поблизости от их миров. Дорн, для которого Император оставался самым главным существом во вселенной, начал опасаться возможных последствий. Однако ему всё-таки пришлось принести себя в жертву.

Вскоре после исчезновения Коракса, Примарха Гвардии Ворона, Имперских Кулаков попросили помочь в борьбе против Чёрного Крестового Похода, который бушевал в Кадийских Вратах. Фаланге и большей части Ордена было поручено прикрывать движение Ультве (Ulthwe), Эльдарского искусственного мира, уничтожение которого нельзя было допустить ни в коем случае. Дорн смог собрать три Роты, с которыми и присоединился к Кадийской кампании. В то время Чёрный Крестовый Поход вплотную подошёл к Кадии, а Имперский Флот прошляпил его приближение, пока не стало слишком поздно. Превосходно рассчитав время, Рогал Дорн, вместе с тремя Ударными Крейсерами внезапно атаковал якорную стоянку еретиков в Поясе Пеленоса, и не давая им опомниться, уничтожил большую часть кораблей. Войска Имперских Кулаков ударили прямо в центр войск Чёрного Крестового Похода, их Громовые Ястребы нанесли транспортам противника значительный урон, и прежде чем противник успел восстановить щиты, на борт самых больших вражеских кораблей телепортировались Космические Десантники Имперских Кулаков. И хотя мощная армада Хаоса была способна уничтожить Ударные Крейсера поодиночке, она ничего не могла сделать против атакующих подразделений Десантников. Небольшие, но чрезвычайно эффективные отряды Имперских Кулаков пробивали себе дорогу через коридоры кораблей, врывались в машинные отсеки и приводили в негодность варповые двигатели. После выполнения задания, они вызывали Громовых Ястребов и переправлялись на следующий корабль. Некоторые наиболее сообразительные использовали даже телепортеры убитых противников или захватывали боевые туррели кораблей, чтобы обстрелять соседние корабли Хаоса. Такой несбалансированный бой носил достаточно рисковый характер, и его можно было в любой момент прекратить, но Рогал Дорн решил постараться нанести противнику как можно больше повреждений, независимо от цены, которую за это следовало принести. Последний бой Дорн принял на борту истерзанного "Меча Святотатства", Линкоре класса Осквернитель, который был протаранен последним из оставшихся Крейсеров Космических Кулаков. Передав в последнем отчёте Командиру Библиариев, о том, что они вверяют свои души Императору, Дорн и оставшиеся Десантники бросились в отчаянную атаку на мостик "Меча".

Хаос так и не вторгся на Кадию. Имперский Флот прибыл в систему, когда Предатели всё ещё продолжали зализывать раны. После внезапного исчезновение Ультве, Фаланга и Имперские Кулаки смогли свободно сражаться и возглавили Имперский контрудар. Они атаковали флот Хаоса, когда большая его часть проводила спешный ремонт, и обратили его в беспорядочное бегство. Даже без своего Примарха, Имперские Кулаки смогли оказаться в нужное время в нужном месте. Они взяли на абордаж "Меч Святотатства" прежде, чем тот успел уйти, и вынесли с него останки Рогала Дорна. Его кисть до сих пор продолжает храниться в стасисе, как символ их отличительного знака, и служит напоминанием о целях этого Ордена Космического Десанта.

Генокод

Генокод Имперских Кулаков обладает высокой стабильностью, и никогда не давал ни одной мутации. Однако этот Орден потерял некоторые незначительные генетические способности, доступные другим Десантникам. В частности, они не имеют стасисной мембраны, поэтому не могут впадать в гипер-сон. Кроме того, они не имеют гланд Белчера, которые позволяют другим Десантникам брызгать в противника ядовитой жидкостью.

Кроме непонятного и странного обычая резьбы по кости своих старых Боевых Братьев, они практически ничем не отличаются от остальных Десантников. Кроме того, они заслуживают внимания, так как используют в качестве одного из видов наказания, устройство, называемое перчаткой боли. Названная в честь более старого, даже древнего, устройства, перчатка боли представляет собой цельную оболочку из электрофибров подвешенную на стальном подобии виселицы. Молодых Космических Десантников помещают внутрь этого устройства, и держат в сознании, пока по его телу прокатываются волны боли. С помощью этого сурового испытания отступники учатся фокусировать боль и укрепляют свою связь с Примархом. Однако Орден использует это средство поддержания морали и для отрядов, дисциплина которых легендарна. Они понимают, что, помня смерть Рогала Дорна, обычные Десантники должны постоянно бороться с желанием принести себя в жертву, как и их Примарх.

Боевая доктрина

Первоначально, организация Имперских Кулаков была весьма жёсткой, - каждая Рота обладала чёткой организацией, а Командиры Рот не особо проявляли инициативу. Всеобщее планирование всегда осуществлялось непревзойдённо, а в соединении с непреклонной решительностью Имперских Кулаков, это позволяло им проводить победеносные атаки против неприступных на первый взгляд укреплений противника. Во время Великого Крестового Похода, Имперские Кулаки находились в резерве, ожидая, пока другие Легионы пробуют оборону противника на предмет ключевых и просто слабых точек укрепления. Как только такие точки будут определены, Имперские Кулаки наносят туда мощный удар. Кроме того, они способны мгновенно переориентироваться от атаки к обороне, благодаря чему успешно сдерживают внезапные контрнаступления врага. Легион всегда сражался с твёрдым намерением победить, несмотря на то, сколько бы противников ему не противостояло. В те времена, в рядах Легиона сражался сам Рогал Дорн, он, не уставая, рубил противника, определяя общую стратегию битвы, всегда появляясь в той части боя, где положение становилось критическим.

КАПЕЛЛАН ЛО ЧАНГ

Луноликий Капеллан отличается похожими на воронки ранениями, которые он получил, когда его подвели системы защиты собственного шлема. Эти раны перекрываются обычными для Имперских Кулаков боевыми шрамами. Когда Ло Чанг молится, он входит в состояние божественного экстаза, и в этот момент на его лице проявляются такие эмоции, что любой Космический Десантник Имперских Кулаков видит в нём отражение лица самого Дорна.

Сразу же после Ереси, Имперские Кулаки стали самыми, пожалуй, свирепыми из всех праведных Орденов, - они яростно атаковали любого врага и не успокаивались, пока не уничтожали его. Они не признавали никакого отступления, даже тактического. С принятием Кодекса Десанта, эта тенденция начала проявляться реже, хотя решимость Кулаков выследить всех врагов не уменьшилась. Некоторые из самых фанатичных Боевых Братьев стали позже Чёрными Храмовниками - Орденом, который находился в постоянном крестовом походе. Другие, менее свирепые воины, больше внимания уделявшие традициям и философии Кулаков, основали Орден Багровых Кулаков. Они быстро смогли достичь значительных успехов, и их добрая репутация ещё больше увеличила чувство гордости Имперских Кулаков. После резни в Железной Клетке, в составе Ордена остались только бывалые ветераны, полностью преданные директивам Кодекса Астартес.

Вместе с Ультрадесантниками, Имперские Кулаки стали примером исполнения доктрин Кодекса. Все десантники Ордена были способны принимать тактические решения и действовать по собственной инициативе. Обычно Имперские Кулаки используют тактику постоянного давления на порядки противника, с помощью всех собственных сил так, чтобы противник не знал, где конкретно угроза наиболее опасная. После этого, Имперские Кулаки наступают в тех точках, где оборона самая слабая, нанося удар настолько стремительно, что обычно враг не успевает даже отреагировать. Они сохранили традиционные умения боя в городских условиях и осадной инженерии, хотя всё ещё предпочитают сближаться с врагом и побеждать его в открытом бою. Они, конечно, пользуются фортификациями во время обороны, но только тогда, когда атакой так и не удалось ничего решить. Единственной слабостью Имперских Кулаков является их нежелание принимать факт собственного поражения, что иногда ослепляет их и может стать причиной их гибели.

Боевой Клич

Сначала произносится Капелланами, а потом повторяется всеми остальными Боевыми Братьями перед атакой:

"Примарх - наш Предок, во славу твою и во славу Того, кто на Земле".